Мужик собрался на день рождения к теще. Думал долго, что купить ей в подарок — купил золотые сережки и ружье. Дома жена посмотрела на него, и говорит:
— Ну, сережки — это любой женщине понравится, тем более золотые. Ну а ружье то зачем?
— А ружье, чтобы дырки в ушах проделывать!

Собрались девушки на гадания. Всю ночь они веселились, рассказывали анекдоты, веселые истории, делились своими сокровенными мечтами…
— Под утро из шкафа выпал от стыда потерявший сознание поручик Ржевский.

— Ржевский, а у вас cекcуальная связь с животным была?
— Однажды, случайно. Как-то я собрался было уже впердолить одной даме, но тут стук. Пришел муж. Выпрыгнул в окно без штанов, под ним стояла моя лошадь. Но чуть-чуть не рассчитал.

Наташе Ростовй девятнадцать. В темную комнату входит именинница с пирогом, на котором горят только восемнадцать свеч.
— Гусары,— обращается она к присутствующим, — на пироге не нашлось места для одной свечки, куда мне ее деть?
— Господа, ни слова о п…е!— раздается голос Поручика Ржевского.

Нильсен обнаружил, что не оплатил два счета: за лечение и за свет. Увы, денег хватало только на один из них.
— Какой же счет оплатить? — спрашивает он жену.
— Конечно, за электричество. Доктор ведь не отключит кровообращение!

Борман открыл свой сверхсекретный сейф и просунул голову внутрь. Вчера он повесил там табличку на русском языке: «Руским расвечикам смареть заприщено!» Кто-то жирным красным карандашом исправил орфографические ошибки и подписал: «Борман — дурак».

Борман и Мюллер сидели в офицерской столовой.
— Сейчас придет Штирлиц и опять закажет свой любимый Беломор и водку, — говорит Борман. Вошел Штирлиц.
— Официант! Виски и Кент! — сказал разведчик, показывая Борману язык.

Чебурашка идет и плачет.
— Что случилось, — спрашивает крокодил Гена.
— Звонил президент, сказал, что вторая половина моего имени позорит Россию, как великую державу, в глазах иностранных государств.

Чебурашка увидел объявление: «Уменьшаем уши». Он бежит веселый к Гене и говорит ему:
– Гена, Гена мне уши уменьшат и они у меня будут такие же маленькие и красивые, как у тебя.
А Гена ему говорит:
– Чебурашка, не надо уши отрезать, а то сопли будет не чем вытирать!